alexandros_86 (alexandros_86) wrote,
alexandros_86
alexandros_86

Category:

Если бы дьявол мог исповедоваться

Старый настоятель просидел в исповедальне до захода солнца, пока последний кающийся не покинул храм. Он решил подождать ещё немного, на случай, если кто-нибудь из опоздавших верующих за­хочет приступить к исповеди.
Он очень устал, и глаза у него закрывались сами собой.

Вдруг он пришёл в себя: стукнули двери храма. Быть может, это ветер рванул их, поскольку на улице разыгралась настоящая буря. Но нет, кто-то вошёл. Силуэт человека вырисовался на противоположной стене. По храму шёл мужчина. Его шаги как-то странно звучали на плитах пола, словно одна нога у него была деревянная. Он высоко поднял воротник плаща, так что через решётку исповедальни священник не мог рассмот­реть его лица и видел лишь пару угрюмых глаз.

Пришелец подошёл к исповедальне и после короткого колебания опустился на колени.
- Когда ты последний раз исповедовался? - спросил священник.
- Я ещё никогда не приступал к этому таинству, - ответил мужчина подавленным голосом.
- Что это значит: никогда?
-Просто никогда!
-Так сколько же тебе лет?
-Я не знаю, я уже давно перестал их считать.
-Но ты ведь должен знать хотя бы примерно свой возраст?
- Какие-то полвечности.
Хорошо, скажем, тебе семьдесят лет! В каких грехах ты хочешь!
покаяться?
-              Я был гордым, - выдавил из себя мужчина.
-              И больше ничего? - удивился священник. - На протяжении всех этих лет ты только один единственный раз был гордым?
Да, лишь один единственный раз,
И всё?
Я был завистливым.
Завистливым?
Да. Я завидовал всем людям. | Как так всем?
Да, буквально всем людям.
-              Но ведь есть столько бедных людей, которые с трудом влачат жалкое существование. А сколько в мире больных, страшно стра­дающих, как, например, слепые, прокажённые, душевнобольные. И
в чём ты им можешь позавидовать?
И всё же я им завидую, очень завидую.
Странно, - сказал священник, кивая головой. - Какое ещё зло ты совершил?
Я искушал людей и радовался, когда они проклинали Бога.
Скольких людей ты искусил, и к каким грехам?
Толпы, неисчислимое множество! Ко всем грехам, к каким только возможно! Наибольшую радость мне доставляло довести невинную душу ребёнка до совершения тяжкого греха.
- Но это же ужасно! - промолвил священник. - В чём ещё ты хо­чешь исповедоваться? - - Быть может, ты крал?
-Нет, никогда!
- Лгал?
- Да, и очень часто.
- Произносил ли проклятья?
- Всегда.
- Пропускал ли святую Мессу?
- Я не выношу вида Гостии и Чаши.
- В таком случае, ты, наверное, нечасто бывал в доме Божьем?
- Напротив, очень часто. .
- Так что же ты там делал?
- Искушал людей.
- В храме?
- Да, в храме.
- К чему?
- В исповедальне я советовал умолчать о тяжких грехах.
- Согрешил ли ты против шестой заповеди?
- Нет, никогда, - ответил мужчина с презрительной усмешкой.
- Даже в мыслях?
- Даже в мыслях!
- Странно, Не убивал ли ты?
- Нет. Я только подталкивал других к преступлениям и убийств. Также по моей вине многие люди потеряли жизнь в благодати.
- Не согрешал ли ты против своей матери?
- У меня никогда не было матери.
- Но ведь у каждого человека есть мать! Может, твоя мать умерла сразу после твоего рождения?
- Нет, у меня никогда не было матери.
- Я имею дело с безумцем! - подумал священник, которого этот странный - незнакомец начал беспокоить. Что ещё он мог сказать ему? - Ты, по крайней мере, раскаиваешься в своих грехах? - спросил в конце концов священник.
- Бог тяжко наказал меня за мой первый грех.
- Так ты раскаиваешься?
- Лишь потому, что я был наказан.
- Но не из любви к Богу?
- Не из любви к Богу. Я не могу любить.
- Не можешь любить?
- Нет! Это невозможно! Я ненавижу всех людей и ангелов. Я нена­вижу весь - сотворенный мир. Но прежде всего я ненавижу Бога!
- Ненавидишь Бога? - переспросил потрясённый до глубины души священник.
- Да, я ненавижу Его. Если ты всё-таки дашь мне отпущение грехов, я буду любить Его и не перестану прославлять Его.
 -             Но ты прежде всего должен сожалеть о грехах. Ведь если ты не любишь Бога, я не могу дать тебе отпущения грехов.
-              Назначь мне очень трудную епитимью. Я хочу исполнить её. Я тов дать тебе много денег для бедных, столько миллионов, сколько i захочешь. Я построю тебе новый храм, собор, который по своей
расоте превзойдёт базилику св. Петра в Риме!
-              Ни у кого нет такого состояния. А у меня есть!
- Ну, конечно, это безумец! - снова подумал священник. Затем он сказал:
- Даже если бы ты положил у моих ног все сокровища мира, не смог бы дать тебе отпущение грехов, поскольку ты не любишь Бога. Почему ты так страшно Его ненавидишь? Ведь Бог так добр и справедлив!
- Я знаю об этом.
- Его Единородный Сын умер за нас на кресте.
- И это мне известно.
- Так почему же ты тогда ненавидишь Бога?
- Потому что я сам хотел быть Богом! А он меня низверг в ад!
- Кто же ты? - спросил вдруг священник. - Ибо то, что ты сказал не, мог сказать только дьявол.
- Я и есть дьявол! Умоляю тебя, дай мне отпущение грехов!
-              Я не могу дать тебе отпущения грехов. Я могу отпустить грехи и самому большому грешнику, но только не тебе.
- Я так и думал. И в этом моя трагедия!..
- В чём именно?
-              В том, что я не могу исповедоваться. Ох, отец настоятель, - сказал дьявол, тяжело дыша, - как я завидую людям, что они могут исповедоваться! Именно в этом я им завидую. И поэтому подталкиваю их тому, чтобы они утаили самые тяжкие грехи! Как я радуюсь, когда им удаётся, потому что чувствую, что я нашёл кого-то, кому уже могу не завидовать. Раз в сто лет я пытаюсь исповедоваться, но ещё не один священник не дал мне отпущения грехов. Так что я вынужден идти дальше своей дорогой, ненавидя Бога и людей.
Издав полный неописуемого отчаяния вздох, мужчина поднял­ся с колен и ушёл, постукивая деревянной ногой. Потрясённый доглубины души священник поднял голову, ладонью вытер глаза..
Наверное, это ему действительно приснилось...
Какой-то юноша, стоявший на коленях около исповедальни, подошёл и исповедовал грехи. При одной из самых важных заповедей он на минуту засомневался.
- Все ли грехи ты исповедал? - спросил священник.
- Да, все.
-              Не пропустил ли ты, случайно, чего-нибудь? Подумай ещё раз. Ведь ты знаешь, что святотатственная исповедь является страшным несчастьем, и что исповедник не имеет права когда-либо говорить о том, что он услышал... А теперь скажи мне, не утаил ли ты какого-нибудь греха?
-              Откуда вы это знаете, отец настоятель? - промолвил молодо
человек.
-              У меня было какое-то чувство.
-              Да, я скрыл кое-что, - ответил кающийся. - Я стыжусь испове­доваться в этом грехе. - И затем он исповедовался в очень серьезно
падении.
-              Слава Богу, что в конце концов ты решился на искренность - сказал растроганный священник. - Никогда не забывай, что хорошая исповедь является огромным благодеянием. Ты должен топы искренне исповедать свои грехи, а приговор тебе известен заранее, того, как ты подойдёшь к исповедальне. Это освобождение от вины и излитие благодати. Вот что такое отпущение грехов. Чего только дьявол не дал бы дьявол за возможность исповедоваться.
Потрясённый этими словами молодой человек отошёл от исповедальни. Немного погодя вышел из неё и настоятель и стал на колени у алтаря. Возле исповедальни какой-то художник несколько столетий тому назад изобразил дьявола. Священнику пока: слышит скрежет зубов злого духа.
Вильгельм Хюнерманн
Tags: Жизнь духовная, Интересные рассказы, Исповедь
Subscribe

  • Иисус Христос - Бог

    Новый Завет Библии рассказывает нам об Иисусе Христе. Мы христиане верим, что Христос – это Бог, Который стал человеком, не переставая быть…

  • Школа верной молитвы

    Церковь учит людей молиться, т.е. верно обращаться к Богу и вступать с Ним в то драгоценное единение, которое составляет самую сущность религии.…

  • Библию написала Церковь

    И еще один очень важный, но отдельный вопрос связан с понятием богодухновенности – это вопрос о буквальной непогрешимости Писания. Если…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments