alexandros_86 (alexandros_86) wrote,
alexandros_86
alexandros_86

Categories:

Жертва созависимости

В помещении воскресной школы Свято-Петро-Павловского собора 10 ноября состоялось беседа для созависимых, то есть родственников и друзей алко- и наркозависимых. Специально для этой цели в Волковыск приезжал насельник Свято-Успенского Жировичского монастыря иеромонах Агапий (Голуб).

Отец Агапий объяснял собравшимся, что алкоголик перестанет пить не после того, как ему родственники «прочтут морали», а после того, как, благодаря мудрому отстранению близких от его болезни,  зависимый почувствует предельную боль от своего поведения и предпримет шаги к выздоровлению. Давались и конкретные рекомендации. Например, не стоит родственника-алкоголика тянуть на своих плечах на пятый этаж домой, а дать ему возможно там же и проснуться - именно таким образом он быстрее ощутит на себе последствия своего употребления. Единственное, что можно сделать в подобных ситуациях, в случае мороза затащить в подъезд, чтобы не замерз.

Такой подход очень многих смутил. Отцу Агапию посыпались вопросы о том, совместимы ли его слова с христианской заповедью о любви к ближнему, о самопожертвовании?  По этому поводу у иеромонаха Агапия уже был заготовлен развернутый ответ по поводу того, чем же отличается христианское понимание жертвы  и та "жертва", которая встречается при созависимых отношениях с алкоголиком (наркоманом). Далее просто процитирую:
«Беда в том, что болезненная "жертва" мимикрирует под христианскую, а из-за неопытности не всегда отличишь. Наверное, к этому тоже можно отнести слова ап. Иоанна о необходимости "различения духов" (1 Ин. 4, 1).

  1. Жертва христианская – осознанная. Жертва в созависимости – спонтанная, доходящая до автоматизма реакция, условнй рефлекс на действия алкоголика или другого зависимого, становящаийся постепенно образом жизни.

  2. Жертва христианская – свободная, вытекающая из свободной воли. Быть жертвой в созависимости – это состояние навязчивое. Даже когда «жертва» пришла к осознанию ложности и пагубности своей роли – по другому поступать она попросту не умеет (пока не научится от этой роли выздоравливать).

  3. Жертва христианская проистекает из любви. Жертва в болезни, как правило, сопряжена с чувствами саможалости, злости, агрессии, обиды, осуждения, с желанием возвыситься и показать свое «достоинство» на фоне «спасаемого» (алкоголика, наркомана) («я все равно не брошу его, он без меня пропадет ведь!»). Подлинной, а не больной, созависимой, любви здесь нет и близко. Здесь так и проявляется больное "я", поза "мученичества" (на языке психологии - подпитка самооценки).

  4. Христос принес Себя в жертву за весь мир, однако за каждым оставляет свободу принять или не принять ее. И христианская жертва ближнему (как образу Бога) не насилует воли человека, ради которого она приносится. Жертва в созависимости этого выбора не желает признавать. «Я готова отдать и отдаю ему все, что могу, только лишь бы он был со мной. Если уйдет – я этого так не оставлю! Он должен быть со мной!» Если вопрос касается наркозависимости – «жертва» добивается его отрезвления любой ценой (бегать за ним в бар, чтобы вытянуть оттуда; поднимать с подъезда, забирать с вытрезвителя и оплачивать его штраф; при этом достаются разные «снадобья», чтобы незаметно подсыпать в пищу или стакан с водкой, заказываются многочисленные молебны в храмах, и т. д.), не спрашивая, а хочет ли он и готов ли  жить трезво, без алкоголя; «жертва» убеждена, что лучше знает, что данному человеку нужно, чем сам он. По К. Льюису: «Она из женщин, живущих для других. Это видно по тому, как другие загнаны» («Письма баламута»). Непринятая «любовь» «жертвы» нередко оборачивается ненавистью и мщением по отношению к объекту «жертвы». Принцип - "догнать и причинить добро, навязать счастье, примирить лбами друг об друга"

  5. Христианская жертва приносится во имя подлинной любви, осознанно и свободно, и при том без нарушения внутренней свободы того, ради кого она приносится. Поэтому, даже в случае неприятия этой жертвы, или она не достигла своей цели, она не разрушает жизнь и личность того, кто ее совершает. Такая жертва способна «отпустить» и принять выбор человека, не умаляясь сама. Так Бог принял отпадение от Себя Адама и Евы, равно как и тех, кто отвергает Голгофскую Жертву, но при этом остается Полнотой Любви и Жизни, ничего не теряя в Своей Благости. «Я не хочу печалить Вас ничем» - при этом не теряю себя. Созависимая жертва приводит «жертвовательницу» (или «жертвователя») к разрушению психики, потери себя как личности.  Порой «жертва» в любовной зависимости предпринимает попытки суицида.

  6. Христианская жертва, в конечном итоге, приносится Богу. Ибо и человек, ради которого она совершается, воспринимается как образ Божий. Созависимая жертва претворяет свой объект (при чем объект, которому приносят жертву –сама зависимость, или – в случае любовной зависимости – что-то в человеке, которым хочется обладать, но не сам человек во всей его целостности, включая личность и неразрывно связанную с личностью свободой), фактически, в идола. И этому идолу приносятся в жертву – время, финансы, здоровье, отношения с другими членами семьи (оказавшимися вовлеченными поневоле в дуэт «зависимый – жертва»), работоспособность. Ибо в центре внимания «жертвы» стала именно болезнь, а не Бог. Можно сказать больше.  Проявляется неосознанное, конечно, желание, чтобы и Бог включился в созависимые роли,  - спасая, контролируя, уберегая алкоголика от вредных, с точки зрения «жертвы», действий, «программируя» на трезвость или ответную "любовь". Можно сказать, что происходит нарушение Второй Заповеди Синайского Закона – «Не сотвори себе кумира»».

Волновал еще многих вопрос, если нужно перестать жить жизнью алкоголика, то есть перестать думать сугубо только о нем, а стоит ли тогда молиться за зависимого родственника? Насельник Жировичского монастыря пояснил, что молиться мы должны за всех людей, в том числе и за страждущих. Только здесь есть один нюанс. Молитва за алкоголика для созависимых подчас тоже представляет собой один из способов концентрации внимания на зависимом. Родственники алкоголика, к сожалению, не всегда воспринимают молитву как личное общение с Богом.
Еще отец Агапий поделился историей из личного опыта:

На приеме мать и сестра пьющей. У матери полностью заморожены чувства, и она не способна говорить о себе – только о второй дочери. Ей задается вопрос:

– А когда в последний раз Вы ходили с тортиком  в гости вот к этой, здесь сидящей, дочери с зятем? 
- А зачем? У них и так все хорошо…
- Так получается, чтобы Вы увидели Вашу дочь, которая тоже нуждается в Вашей любви, ей тоже нужно начать пить?
Реакция дочери:
-Мама, так это же правда!

Слишком часто, из-за концентрации внимания на зависимом, другие члены семьи лишаются заботы и тепла от, скажем, мамы или жены. И это приводит к еще большему разрушению семейных отношений. Главная победа любой зависимости – что она навязала свои роли всему окружению зависимого. Поэтому алкоголизм – семейная болезнь, и перед каждым членом семьи стоит вопрос о выздоровлении от своей части.

В тот вечер из уст иеромонаха Агапия было произнесено много интересных и мудрых мыслей. Наиболее запомнилась следующая, взятая из К. Льюиса: «Можно пойти за человеком в ад, но нельзя брать его ад в свое сердце».

Кому интересно, можно посмотреть видео этой встречи



 
Tags: Анонимные Алкоголики, Жизнь духовная, Созависимость
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments