October 4th, 2011

Воскресение в этой жизни

Хочешь увидеть воскресение в этой жизни, посмотри на пьяницу, который перестал пить или на блудника, который начал жить целомудренно.
Свт. Иоанн Златоуст


Воцерковляемся за других

Может ли другая женщина подержать ребенка, когда его принесут «ввестись»?

Может, если мать умерла. Почему-то все думают, что весь обряд совершается именно над ребенком. Кстати правильно говорить «воцерковиться», а не «ввестись». Все дело в том, что женщина после родов по физиологическим причинам не приходит в храм и не причащается. Когда у нее заканчивается этот период (примерно через 40 дней после родов), приходит в храм, чтобы после долгого перерыва приступить Таинству Исповеди и Причастия, то есть желает вернуться в Церковь. В большинстве случаев мама не может оставить своего ребенка, поэтому она возвращается в Церковь уже не одна, а со своим чадом.

Священник прочитывает молитвы, которые в первую очередь относятся к матери, то есть просит Бога принять ее в Церковь. Если же мама умерла и ребенка принесла бабушка или крестная, то тогда священник просто пропускает те молитвы, которые касаются именно матери. То же самое относится и к тем случаям, когда мама католичка, а ребенка крестили в Православной Церкви.

Иногда совсем парадоксально бывает, когда мама, которая считает себя православной приходит с ребенком воцерковиться, выслушивает молитвы, но к Таинствам не приступает. В таких случаях воцерковление теряет всякий смысл. То же самое можно сказать и про тех мам, которые никогда в Церковь не ходят, то есть не являются, по сути, членами Церкви, но приходят воцерковиться. Получается, что пытаются вернуться туда, где они не были.

Обчитавшись Библии

Реальная история, которую можно рассказывать как анекдот. Поведал ее один баптист о себе:
Иду по городу, с собой у меня всегда Священное Писание. Сильная жара, захотел выпить чашечку кофе. Зашел в кафе, сел за столик и начал читать Священное Писание. Читаю 10 минут, 20 минут, ко мне никто не подходит. Я с трудом отрываюсь от Священного Писания и иду на кухню.
- Мужчина, что Вы хотите.
- Простите, а ко мне подойдет кто-нибудь?
- Сейчас подойдем, подождите.
Возвращаюсь за столик, продолжаю читать Священное Писание. Читаю 10 минут, 20 минут, никто не подходит. Я с трудом отрываюсь от Священного Писания и опять иду на кухню. Появляется передо мной такой хлюст и спрашивает, что мне нужно. Объясняю ему, что выпить чашечку кофе.
- Сейчас мы Вам все принесем.
Возвращаюсь за столик, читаю Священное Писание 10 минут, 20 минут. Подходит ко мне тот самый хлюст, подает мне кофе и стоит над душой. Я читаю Священное Писание не обращаю на него внимания.
- Простите, а что Вы читаете.
Я с трудом отрываюсь от Священного Писания и отвечаю:
- Не твое собачье дело.

«Тяжелое» счастье

На третьем курсе семинарии меня командировали в Москву на конференцию, со мной еще одного студента Сергея Тимошенкова, который был на 3 курса меня старше, и его беременной жене пришлось остаться дома одной.  По дороге Сергей произнес фразу, которая переменила не только мои взгляды на жизнь, но и саму жизнь. Фраза была следующей:
- Семейная жизнь хоть и тяжелая, но счастливая.
Вернувшись из командировки, я померился со своей девушкой, с которой мы расстались перед самым отъездом, сделал ей предложение, через год мы поженились.
Вот уже больше трех лет мы в браке. Чем больше мы живем вместе, тем больше я осознаю истинность той фразы.

На стажировку к баптистам

Как-то на собрании Братства в Жировичах заговорили о том, что нам есть чему поучиться у баптистов.
- Нечему нам у них учиться! – возразил председатель Братства, дьякон Сергий Тимошенков. – Чему нам у них учиться?
- Активности, ведь они так много всего делают, не сидят на месте.
- Этому можно поучиться у тех хороших людей, которые у них, а у самих баптистов нам учиться нечему. Ведь у нас Истина.