alexandros_86 (alexandros_86) wrote,
alexandros_86
alexandros_86

Categories:

Святой и умный

«Чтобы привести людей ко Христу, надо быть либо очень умным, либо святым». Так говорил один наш преподаватель в семинарии. Конечно же он прав. Однако, бывают люди настолько упрямы, что их не пробить ни интеллектом, ни святостью.

Например, Лев Николаевич Толстой встречался и общался со святым человеком старцем Амвросием из Оптиной пустыни. Также русский писатель встречался с очень умным человеком, философом Владимиром Соловьевым. Приведу небольшой отрывок из одной статьи отца Александра Меня именно об этой встрече.

«Еще в 1875 году Толстой познакомился с Владимиром Соловьевым — восходящей звездой русской религиозной философии. Он тоже прошел через неверие и духовный кризис, тоже искал смысл жизни, но исход его поисков был иным. Как и Толстой, он признавал права разума, но разума в гораздо более широком и емком смысле. И такой разум привел его к Церкви. Поэтому цель своих трудов Соловьев определял так: «Оправдать веру наших отцов, возведя ее на новую ступень разумного сознания»[1] . Разум стал не помехой, а помощником Соловьева в осмыслении веры.

А Толстой? Как он отнесся к этому? Как он, поборник «разумения», встретил идеи христианского философа?

Журналист Владимир Истомин описывает их беседу в Ясной Поляне. Дело происходило в том самом 1881 году, когда была закончена «Исповедь» и когда Соловьев работал над «Духовными основами жизни».

«Лев Николаевич, — пишет Истомин, — решительно ставил свои положения и затем стремительно развивал их и доводил до возможного конца... В. С. Соловьев возражал обыкновенно вторым, и нельзя было не любоваться его выработанною, строго научною системой возражения. Соловьев оставался непоколебимым исповедником св. Троицы и, несмотря на свои молодые годы (ему еще не было тогда тридцати лет), поражал неумолимою логикою и убедительностью. В нем, несомненно, соединялись выдающиеся умственные дарования со строго научной европейской отделкой. Это был не философ-дилетант, а представитель науки, как бы одетый в бранные доспехи своего знания... Странно было с первого раза видеть могучую широкоплечую фигуру как бы степного наездника Толстого, точно сдавливаемую изящными стальными кольцами соловьевского знания. В первый раз в жизни я увидел Льва Николаевича не торжествующим, не парящим сверху, а останавливаемого в своем натиске. Только скромность В. С. Соловьева, как бы не замечавшего своего торжествующего положения, сглаживала всеобщую неловкость»[2].

Толстой, разумеется, оставался при своем. Оказалось, что дело вовсе не в разуме, а в воле, в ее направлении у человека, давно задумавшего создать новую религию. Но по-прежнему он хотел, чтобы она называлась христианской.»



[1] Соловьев В. Собрание сочинений. СПб., 1911, т. 4, с. 243.
[2] Л. Н. Толстой в воспоминаниях современников, т. I, с. 246—247.
Tags: Атеизм, Вера, Жизнь духовная, Литература, Мень, Миссионерство, Мои раздумья, Рассудительность (трезвомыслие)
Subscribe

  • Трансгуманизм – это зло?

    Про трансгуманизм я услышал впервые на одном семинаре по миссионерству, где лектор назвал это движение «настоящим сатанизмом». Тогда…

  • Критика Библии

    В адрес верующих можно услышать такую критику, что, мол, наша Библия многократно переписанная различными авторами, очень много раз…

  • 3axотеть Бога

    3axотеть Бога... Это значит, прежде всего, всем существом узнать, что Он есть, что вне Его – мрак, пустота и бессмыслица, ибо в Нем и только…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment