alexandros_86 (alexandros_86) wrote,
alexandros_86
alexandros_86

Categories:

Достойная жена и мама

Моей жене Юле всегда не нравится, когда к ней обращаются со словом «матушка». Так получилось, что у нее с детства сложился определенный стереотип, и Юля воспринимает это слово чуть ли не как ругательство.

Однажды один наш друг, который сам является священнослужителем (т.е. его жену тоже можно называть «матушкой»), сказал моей супруге:

- Юля, ты бы взяла да разрушила бы личным примером этот стереотип о матушках в нашем обществе. Покажи, что матушка это тоже женщина, которая является достойной женой и матерью.

Помогла Юле в этом местная журналистка Елена Веруш, которая написала про мою жену довольно интересную статью:


Завтра — Неделя жен-мироносиц

Праздник жен-мироносиц является своего рода православным женским днем в память о женщинах, которые неотступно следовали за Христом и первыми получили весть о его воскресении. «Вспоминая святых жен-мироносиц, с благодарностью вспомним наших женщин-христианок, несущих невидимый, иногда внешне незаметный, но важный труд, без которого никакие иные труды не могут быть успешными». (Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл).

СЕГОДНЯ ГЛАВНЫЙ МОЙ СТАТУС — МАМА

С иереем Александром Богданом, клириком Свято-Благовещенского храма, знакомы не только прихожане. Его знают воспитанники детдома и социального приюта, дети-инвалиды и их родители, члены клуба «Нам года не беда» и общества Анонимных Алкоголиков. Он выступает по местному радио и печатается в газете. Отец Александр — непременный участник «круглых столов», за которыми обсуждаются злободневные проблемы. Он постоянно на виду. А вот его жена, матушка Юлия, в отличие от мужа, всегда в тени. Она не любит привлекать к себе внимание и совсем не в восторге, когда ее называют матушкой. Тем более что и профессия у Юлии совсем мирская, у единственной из всех матушек благочиния.

Правда, сегодняшняя ее «должность» самая что ни на есть женская — мама. Анютке полтора годика. И, несмотря на то, что малышка не по возрасту самостоятельная, выходить из отпуска по уходу Юля пока не думает. Хотя работу тоже очень любит, и химия, по ее собственному заверению, продолжает оставаться все тем же «вкусным» предметом, которым она со школы «наесться» никак не может. А работает Юлия на «Беллакте» химиком лаборатории. Без малого год до декрета она буквально на крыльях летала на работу в предвкушении встречи со своими колбами-пробирками и реактивами. Ведь это сродни волшебству, убеждает она меня. «Представляете: приносят вам нечто, и уже через полчаса это нечто вы раскладываете по полочкам: жиров — столько, белков, углеводов — столько-то». И глаза у Юли блестят, как будто этот опыт она сейчас продемонстрирует на практике. Кажется, она так влюблена в свою работу, что счастливей ее никого нет.

Между тем, мечтала девушка о фармацевтике. Но попробовать силы решила еще и в БГУ — в первом потоке абитуриентов (в 2004 году поступать можно было в два вуза). Мама же очень хотела видеть свою дочку провизором, поэтому радости у нее было поменьше. Зато любимый ею гордился. И еще ответственней готовился к своим вступительным экзаменам — в семинарию. Юле совсем не по душе пришлось Сашино решение бросить учебу в техникуме, но она смирилась, поняв: человек предполагает, а Бог располагает.

В ту пору, когда девушки уже ведут разговоры о женихах, Юля с подружкой поклялись: с семинаристами — никакой дружбы (и обе замуж вышли за семинаристов!). Справедливости ради надо сказать, что с Сашей она познакомилась, когда тот учился на электрика в Жировичском техникуме, а она, местная жительница, заканчивала 11 класс и мечтала стать провизором. Юлина бывшая одноклассница, учащаяся того же техникума, представив их однажды друг другу, вынудила Сашу пообещать девушке танец на новогодней дискотеке. Он с легкостью дал обещание, зная, что на вечер не придет. Но пришел же и обещание выполнил! Потом они долго гуляли по ночному поселку, потом пили чай у Юли. А ночью оба не могли заснуть от волнения и счастья — оба были уже влюблены. На Рождество Саша не выдержал, позвонил — так хотелось услышать ее голос! А его пригласили в гости! С тех пор они и стали дружить.

Как-то Юля спросила: «Ты так часто бываешь в церкви, причащаешься, ты такой правильный — может, в семинарию пойдешь?» «Никогда», — ответил ей Саша.

О. Александр: «Мне многие задавали этот вопрос. А мне странно было: почему, стоит увидеть в церкви молодого человека, как его сразу же отправляют в семинарию? Прихожане в храме и без того — одни женщины. Я свою жизнь так хорошо распланировал: техникум, университет, армия, работа, карьера и обязательно церковь, и я в ней просто прихожанин».

В один из майских дней, когда у Юли все шло наперекосяк, последнюю каплю горя добавил Саша: «Я решил поступать в семинарию». До этого в жизни она не плакала так никогда. Рушились все ее мечты, к тому же она изменяла самой себе: быть женой священника, матушкой, она не хотела. Но через слезы вынуждена была признать: расставаться с Сашей она тоже не хочет. Вот тогда-то и пришло смирение — расцвести своей гордыне девушка не дала. Так что через пару месяцев, уже зная результаты своей вступительной кампании, Юля помогала поступать Саше: церковное пение они готовили вместе — разучивали тропарь Пасхе и «Катюшу» — на всякий случай. Поступили оба, а когда пришло время ехать на учебу, соседка сделала прогноз: «Вы расстанетесь — что за любовь на расстоянии?»

Года через три после знакомства они, действительно, разошлись, как в море корабли. Причин для этого, как будто, и не было — просто кризис отношений, случившийся именно с ними. Саша уехал в командировку в Москву и там не находил себе места. «Москва мне не мила, — вспоминает тот невеселый этап жизни отец Александр, — хоть и в Кремль, как мечтал, попал и в Оружейную палату. Хожу, любуюсь, а сам о Юле думаю. С девушками на балу танцую, а сам о Юле думаю». «А у меня экзамены не идут, — вторит мужу жена, — мысли далеко-далеко». Как оказалось, кризис был нужен, чтобы понять: друг без друга жить они не могут. Через две недели Саша сделал Юле предложение, явившись к ней торжественно одетым, с букетом белых роз и серебряным колечком. Руки любимой он просил на коленях. Предложение Юля приняла сразу, но уговорила свадьбу отложить еще на год. Статус жениха и невесты на супругов они сменили после 4-го курса, получив благословение правящего архиерея, духовников и ректора семинарии.

О. Александр: «У меня всегда было такое понятие: если ты встречаешься с девушкой, то это уже навсегда — до свадьбы и дальше на всю жизнь. Диакон, с которым мы вместе ездили в Москву, мое убеждение лишь укрепил: «Семейная жизнь, хоть и тяжелая, но счастливая».

Последний курс учебы пестрел Сашиными прошениями одинакового содержания: «Прошу разрешения поехать в Минск повидаться с женой» да был наполнен их совместной деятельностью в Жировичском братстве. Работе с сиротами Юля посвятила все время, отведенное на написание диплома. Братство организовывало поездки с ними в Гродно, а Юля отвечала за распорядок дня и питание детей. Вместе они писали сценарии и ставили мини-спектакли. Саша, которого в семинарии «заразили» еще и миссионерской деятельностью (экскурсоводом и членом редакции он был с первого курса), благополучно втянул в нее и жену.

О. Александр: «Мои старшие друзья по семинарии считали: мы должны быть не просто служителями культа, но еще и последователями апостолов, которые и проповедовали, и наставляли.

Между тем близилось распределение, и ясности в этом вопросе не было никакой. Когда стало понятно, что Сашу оставят в Гродно (вот только на сколько — на год? месяц? день?), стали искать работу Юле. В школу она не хотела, на предприятиях биоэкологи не требовались — в результате место ей нашлось только в эколого-биологическом центре детей и юношества, руководителем кружка. В пятницу Юля вышла на работу, а в понедельник позвонил Саша: «Мы едем в Волковыск, завтра у меня там служба». Как нитка за иголкой, она последовала за мужем.

Юлин диплом оценили на «Беллакте». После того, как были улажены все формальности с перераспределением, молодого специалиста оформили в лабораторию — лаборантом по приемке молока. За полтора месяца она второй раз устраивалась на работу. После Нового года ее перевели химиком — девичьи мечты сбывались. Как раз запускалась новая линия по производству безмолочных каш. Юля недоумевала: «Беллакт» и безмолочное питание — вещи несовместимые. По иронии судьбы их Анютка не переносит молока, питаясь исключительно безмолочными смесями.

Первое время интерес Юля вызывала большой — что ни говори, жена священника. Этот ее статус диктовал и правила поведения — она обязана быть безупречной во всем. Поводов для пересудов не было, и интерес поутих. Что касается роли матушки, то и с ней молодая жена успешно справлялась. Регент Свято-Благовещенского храма, куда направили священником Александра, убедила Юлю, что у нее есть и слух, и голос, и она стала петь в церковном хоре. Продолжили они и свою миссионерскую деятельность, начав, по старой привычке, с детского дома. Даже в Эстонию на молодежный экологический тренинг съездили. Их двоих пригласили играть в интеллектуальные игры, и, конечно же, они согласились.

На данный момент моя главная роль — не мешать Саше, — считает Юля. — Учитывая, что я все время с ребенком, взяла на себя обязанности редактора и корректора его статей и выступлений — в этом я строга. В чем-то приходится быть и секретарем мужа: часто напоминаю, чтоб позвонил тем и тем людям, узнал, как они. Но самое главное сейчас — дочь. Вот подрастет, будем заниматься делами уже втроем.

Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл говорил: «…в нашей жизни очень много людей чаще всего это женщины, которые несут на себе незримый труд. Кто знает, что происходит в доме, что там за работа, что нужно сделать, сколь велик этот труд? Обычно семью оценивают по тому, что делает муж, какое положение он занимает, какие великие дела он совершает, а труд жены, труд сестер, труд матерей, труд близких людей как бы на втором плане, он незаметен. Но ведь на самом деле, если бы не было такого труда, то не было бы и никаких других великих трудов. Уж если Господу и апостолам нужны были мироносицы, чтобы совершать свое служение, кольми паче этот труд нужен всем нам».

Волковысская районная газета

«Наш час» № 32 (9464)

от 28 марта 2012 г.

P.S.

Дьякон Сергий Тимошенков, про которого идет речь в статье, именно он и сказал моей Юле о разрушении стереотипов.

P.P.S.

Отца Сергия 20 мая сего года рукоположили в священники. Кому интересно, могут посмотреть его блог:  http://serjoyway.blogspot.com/



Tags: Брак (семья), Жизнь церковная, Матушки (жёны священнослужителей), Мои раздумья, Священство
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment